Пусть бунтуют

Автор: Никонов Евгений

Тройняшки

Вы замечали, что иногда при обращении к детям говорите приказными словами и интонациями, как когда-то ваши родители обращались к вам?

Несколько раз замечал за собой такую особенность.

В книге Элиаса Канетти “Масса и власть” нашёл ответ на причину такого поведения.

Он пишет, что каждый приказ, полученный человеком и полностью им выполненный, оставляет внутри него жало. Жало, которое глубоко погружается и остаётся в нём, нисколько не изменяясь.

Кого терзают приказами сильнее всего, так это детей. Удивительно, как они вообще не ломаются под гнетом приказов и умудряются пережить рвение воспитателей. То, что потом они воспроизводят то же самое и с не меньшей жестокостью по отношению к собственным детям, так же естественно, как кусать и говорить. Но что поражает, так это длительность сохранения в первозданном виде приказов, полученных в раннем детстве: стоит только явиться следующему поколению жертв, а они уже тут как тут. И ни один не изменился, ни на йоту, как будто они отданы час назад, а не двадцать, тридцать или более лет назад, как на самом деле. Детская восприимчивость по отношению к приказам, верность им и упорство в их сохранении — это не заслуга индивидуума. Умственное развитие или особая одаренность здесь не играют роли”.

Для избавления от жала необходимо, чтобы “…ситуация, при которой оно выходит, должна быть похожа на старую, то есть ту, в которой оно было воспринято, как две капли воды. Воссоздание таких ранних ситуаций, но с обратным результатом, иначе говоря, обращение этих ситуаций — величайший источник духовной энергии в человеческой жизни. Когда говорят о «тяге» к новому, еще не достигнутому, за этим кроется не что иное, как стремление избавиться от когда-то воспринятого приказа.

Только выполненный приказ оставляет в том, кто ему подчинился, свое жало. Кто отклоняет приказы, тот не хранит их в себе. Свободный человек — тот, кто научился отклонять приказания, а не тот, кто лишь впоследствии от них освобождается. Но тот, кому требуется больше всего времени, чтобы освободиться, или кто вообще к этому не способен, тот — без сомнения — самый несвободный”.

После осознания этого стал проще смотреть на отказ детей выполнять мои просьбы.

“…сталкиваясь с приказом, который приходит извне и требует исполнения: тут каждый чувствует гнет и каждый имеет право на обращение или бунт”.

Поэтому теперь, когда я замечаю, что мне хочется послать детям приказ, формулирую просьбу в виде вопроса «Ты можешь это сделать?», предоставив ребенку право решать самому делать или не делать.

 

Запись опубликована в рубрике Наша жизнь. Добавьте в закладки постоянную ссылку.